Поддержка агросектора и для банков, и для правительства связана с высокими рисками

05.01.2020

Источник: Forbes Kazakhstan

Сможет ли агробанк решить проблемы кредитования сельхозпроизводителей

У депутатов вошло в привычку время от времени предлагать правительству открыть в Казахстане агробанк. В этом году подобные предложения поступали дважды – в январе и сентябре. Мажилисмены жаловались, что частные банки плохо кредитуют сельхозпроизводителей и за последние семь лет сократили займы в 3 раза. По мнению депутатов, большинство банков не обеспечивают доступность кредитования из-за отсутствия филиалов в отдаленных регионах, большого количества запрашиваемых документов, затянутых сроков рассмотрения заявок и отсутствия у аграриев твердых залогов.

Поскольку государство в лице институтов развития все больше и больше занимается финансированием сельского хозяйства, почему бы не расставить точки над «i» и не закрепить официально текущее положение дел в виде отраслевого банка, рассуждали депутаты.

Глухая оборона

Действительно, государство реализует многочисленные программы поддержки АПК. Деньги идут через госхолдинг «Каз­Агро», который предоставляет займы специализированным дочерним организациям, а те в свою очередь спускают их коммерческим банкам, МФО и кредитным товариществам. В 2018 году госхолдинг направил на финансирование АПК рекордные 400 млрд тенге. «КазАгро» с «дочками» привлекают займы у международных финансовых институтов, таких как ЕБРР и АБР, а также занимают на открытом рынке через выпуск облигаций. Поскольку это госкомпании, занимают они дешевле, чем коммерческие банки, а ввиду того что кредитуют сельское хозяйство, то еще и много. Например, крупными покупателями облигаций «КазАгро» выступают традиционные «денежные мешки» – ЕНПФ и Государственный фонд социального страхования (ГФСС).

На данный момент, по словам вице-министра сельского хозяйства Рустама Курманова, в кредитном портфеле «КазАгро» находятся 744 млрд тенге, занятых у ЕНПФ и ГФСС. «Это долгосрочные займы, среди них 10- и 15-летние. Все пошли на развитие агропромышленного сектора, – уточняет Курманов. – Последний транш привлекался под 10% годовых, к нему добавлялась небольшая маржа «КазАгро», так называемые административные расходы, кредитный риск. И конечный заем, под 14%, выдавался фермерам, из которого потом частично государство удешевляло ставку».

В вопросе создания агробанка правительство держит глухую оборону. В январе (на сентябрьский запрос ответа еще не поступало) тогдашний премьер Бакытжан Сагинтаев ответил депутатам, что узкая специализация агробанка предполагает высокую концентрацию рисков и потребует бюджетных средств для устойчивости его финансового состояния. Что развитие филиальной сети агробанка приведет к дополнительным затратам. Что доступность финансовых средств для субъектов АПК обеспечивают дочерние структуры холдинга. А для вовлечения частных финансовых институтов в финансирование села осуществляется постепенное сокращение прямого кредитования со стороны госхолдинга «КазАгро».

Вместе с тем Сагинтаев написал, что холдинг прорабатывает модели оптимизации, в том числе с учетом возможного создания единой банковской организации. Окончательное решение о необходимости создания агробанка будет рассматриваться с учетом складывающейся конъюнктуры финансового рынка Казахстана, детального анализа обозначенного вопроса, а также эффекта на отрасль от трансформации холдинга.

Он не решит нам всех проблем

Экспертам не нравится идея создания отраслевого агробанка, как коммерческого, так и государственного, поскольку это противоречит логике работы классического банка. «Вспомним пример банков, которые де-факто были агробанками – Дельтабанк и Цеснабанк. Опыт моноспециализации на отдельной отрасли не самый успешный, – заметил заместитель председателя Нацбанка Олег Смоляков. – Главное в таких организациях – риск концентрации в одной отрасли и подверженность экономическим шокам. Коммерческий банк все-таки должен уделять внимание диверсификации рисков. Кроме того, законодательство прямо запрещает создание специализированных банков с государственным участием, кроме ЖССБ. На мой взгляд, мы еще не до конца реализовали возможности, которые при сельхозкредитовании получаем через МФО и кредитные товарищества. Мы скорее против создания агробанка».

Проговаривая вариант создания агробанка с государственным участием, Смоляков отметил, что создание банка на базе института развития все равно вернет нас в плоскость классического банка. «Как только мы говорим, что будет банк, он должен привлекать и платить по депозитам, отсюда возникает потребность диверсификации рисков. Банк должен платить по коммерческим ставкам по депозитам и кредитам. Сейчас средняя ставка по кредитам юридическим лицам 12%. Способен ли банк отвечать по депозитам физических лиц, доходность которых варьируется от 8,5 до 13%? Будет ли доверие к такому банку со стороны депозиторов, если все будут понимать, что это монобанк?» – задается вопросами Смоляков.

По его мнению, для решения проблем финансирования АПК нужно решать проблемы в цепочке перенаправления государственных ресурсов к реальным производителям. «У банка одна специфика работы, у оператора государственной программы – другая. Давайте работать над улучшением работы оператора госпрограммы. У гипотетического госбанка «КазАгро» как монобанка с монополитикой больше рисков, чем возможностей», – подчеркивает Смоляков.

Председатель правления Банка Центр­Кредит Галим Хусаинов уточняет, что проблемы «КазАгро» и институтов развития, которые занимались агросектором, связаны не с тем, что у них не было возможности принимать депозиты и открывать счета, а с тем, что нет достаточной оценки рисков сельхозкредитования. Создание агробанка не решит проблему качества активов «КазАгро» или других финансовых институтов с государственным участием.

«Другое дело, что, может быть, нужна консолидация отдельных дочерних компаний «КазАро» с точки зрения сокращения административных и транзакционных издержек, чтобы снизить в целом расходы на эти институты развития. С точки зрения кредитования сельхоз­отрасли все банки в первую очередь смотрят на риски, которые в «сельхозке» очень высокие и не позволяют полноценно кредитовать данную отрасль. Риски не связаны с тем, кто именно будет кредитовать – государство или частники. Риски остаются одинаковыми», – говорит Хусаинов.

Он считает, что вопрос рисков надо решать институционально. Например, совершенно не развит рынок страхования сельхозпроизводителей. Многие аграрии работают в зоне высоко рискованного земледелия. Приходится выдумывать механизмы по гарантированию и страхованию от неурожайности. Другой острый момент – залоги. В Казахстане нет рынка земли, соответственно, земля не является залогом. Ни один финансовый институт не возьмет в залог землю, которую в будущем невозможно продать. Ее залоговая оценка равна нулю, и надо понимать, каким образом решать вопрос рынка земли и прав аренды земли.

«Если государство хочет поддерживать сельское хозяйство, лучше это делать системно, путем предоставления различных гарантий, например, при недостаточности залоговой массы предусмотреть механизм субсидий, чтобы покрывать риски заемщиков. Если это будет сделано, банки, конечно, будут кредитовать. Государству стоит обратить внимание на минимизацию рисков в АПК, а не на источники финансирования», – резюмирует Хусаинов.

Вопросы к управлению

Если все-таки будет принято решение создать агробанк на базе госхолдинга «КазАгро», то возникает вопрос качества его управления. По итогам 2018 года холдинг получил чистый убыток в размере 117,9 млрд тенге против чистого убытка в 126 млрд тенге в 2017 году. Вице-министр сельского хозяйства Рустам Курманов объясняет убытки двумя факторами – девальвацией тенге (холдинг привлекал деньги в валюте, а кредиты выдавал в тенге) и проблемами с коммерческими банками, у которых были отозваны лицензии и которые не смогли вернуть холдингу средства. Выдача валютных кредитов заемщикам, не имеющим валютной выручки, плохо характеризует систему риск-менеджмента «КазАгро» и требует ее улучшения. Справится ли правительство с этим вопросом, имея массу противоречивых задач по улучшению дел в сельском хозяйстве, – вопрос справедливый.

Здесь самое время вспомнить про общую неэффективность госпрограмм. Счетный комитет по контролю за исполнением республиканского бюджета сделал такое замечание по программе развития АПК – 2017–2021: «Высокий процент освоения выделенных средств не обеспечил достижения всех целевых индикаторов по итогам отчетного периода». Индекс физического объема валовой продукции (услуг) сельского хозяйства (к 2015 году) сложился на уровне 112,3% при плане 113%. Не получило широкого распространения гарантирование обязательств холдингом «КазАгро». В 2017 году общий объем договоров гарантирования займов составил 981 млн тенге, что в 253 раза меньше объема выданных «КазАгро» кредитов. Кроме того, значительно перевыполнены (в 8 раз) показатели по количеству выданных займов (1391 заем при плане 178 займов) на закуп сельскохозяйственной техники и оборудования. Перерасход свидетельствует не только о высоком спросе на кредитные ресурсы со стороны аграриев, но и о некачественном планировании, когда отсутствует взаимосвязь объемов финансирования с прогнозируемыми результатами.

Как видно, государство развивает сельское хозяйство экстенсивными методами, заливая аграрный сектор миллиардами тенге. Судя по сентябрьскому запросу депутатов, такой подход к финансированию вполне устраивает сельскохозяйственное лобби. Так, депутаты просят помимо агробанка создать инвестиционный фонд развития АПК, сформировать академию агропромышленных наук, образовать структуры, разрабатывающие агротехнологии, с использованием средств бюджета.

Сельское хозяйство с его экспортным потенциалом вкупе с вопросами продовольственной безопасности всегда находилось на особом финансовом счету правительства. В последнее время в спину правительству дует миграционный ветер. Сложные условия жизни заставляют сельчан переезжать в города. Текущая задача правительства – удержать людей на местах, и не исключено, что отдельные предложения лоббистов от аграрного сектора будут рассмотрены.

Источник: bankikz.kz

Выбор города
Рейтинг микрозаймов
5
Отзывов: 14
4.9
4.8
5
Отзывов: 66
4.7